Первые в мире инвестиционные фонды с экомаркировкой появились в Швеции

В октябре 7 шведских инвестиционных фондов успешно прошли сертификацию по новому экостандарту и получили экомаркировку «Северный лебедь».

Что же означает экологическая сертификация инвестиционного фонда?

Экомаркировка «Северный лебедь» (The Nordic Swan Ecolabel) выделяет среди тысяч зарегистрированных в Северных странах инвестиционных фондов именно те, которые помогают привлечь капитал в экологически ответственные компании. Иными словами, экосертифицированные фонды — это связующе звено между потенциальным инвестором, который хочет вложиться именно в развитие «зеленого» бизнеса, и компаниями, взявшими курс на устойчивое развитие.

Зачем это нужно инвесторам?

В условиях растущего дефицита ресурсов и роста населения впереди окажутся те компании, которые руководствуются концепцией устойчивого развития: стремятся использовать ресурсы более эффективно, учитывают при принятии решений интересы потребителей, работников, местного сообщества и других стейкхолдеров. Это значит, что такие компании в долгосрочной перспективе более привлекательны для инвесторов, чем компании, чьи цели ограничиваются извлечением максимальной прибыли в текущем квартале или году.

В то же время инвесторам нужно знать, что средства, которые они вложили, действительно пойдут на развитие экобизнеса. В подтверждение «Северный лебедь» приводит результаты исследования, проведённого совместно со шведским центром исследования мнений Kantar Sifo: 8 из 10 инвесторов, заинтересованных в размещении своих накоплений в «устойчивых» фондах, хотят видеть подтверждение его «устойчивости». Как правило, такие инвесторы больше доверяют независимой экомаркировке, чем рекомендациям своего банка о том, куда вложить деньги.

Что представляет из себя экостандарт для инвестиционных фондов?

Стандарт «Северного лебедя» для инвестиционных фондов разрабатывался с начала 2017 года, прошел общественную оценку и был утвержден в июне. Он устанавливает требования к компаниям, в которые инвестиционный фонд помогает привлекать капитал: они не должны заниматься добычей ископаемых видов топлива, производством оружия или табака; обязаны работать в соответствии с принципами Международной организации труда и соблюдать права человека. Таким образом, сертифицированный инвестиционный фонд гарантированно исключает возможность того, что вложенные средства пойдут на развитие неэкологичного или неэтичного бизнеса.

С другой стороны, стандарт поощряет инвестиционные фонды, аккумулирующие капитал для развития альтернативных источников энергии, ресурсосберегающих технологий и органического сельского хозяйства. Подробные разъяснения того, какие инвестиции допускаются стандартом, а какие нет, можно найти на портале «Северного лебедя», посвященном сертификации инвестиционных фондов.

Как оценивают представители власти опыт экосертификации в финансовом секторе?

10 октября на конференции «Независимые экомаркировки: от слов к действиям» (Putting words into action with independent ecolabel), предшествовавшей ежегодному саммиту Всемирной ассоциации экомаркировки в Стокгольме, состоялось торжественное вручение сертификатов новым лицензиатам. Экомаркировку «Северный лебедь» получили акционерные фонды компаний Alfred Berg, CB Fonder, Handelsbanken Fonder AB, SEB Fonder, Skandia Fonder AB, Swedbank Robur Fonder AB и Tundra Fonder AB. Сертификаты вручил специальный гость конференции Министр финансовых рынков и защиты прав потребителей, заместитель Министра финансов Швеции Пер Болунд (Per Bolund).

«То, во что мы инвестируем сегодня, определяет, что мы имеем завтра, – сказал во вступительной речи Пер Болунд. – Благодаря экологическому стандарту в финансовом секторе мы можем заставить капитал работать на устойчивое развитие. Экомарикровка наделяет властью потребителя, информируя его об экологических преимуществах того или иного выбора. Мы можем заботиться о планете каждый день, просто выбирая, куда вкладывать деньги».

А что же у нас?

В России об экологической сертификации инвестиционных фондов пока говорить рано, так как сам рынок «зеленых инвестиций» только появляется, но в тоже время в стране активно развивается направление экосертификации. Скандинавская экомаркировка «Северный лебедь», разработавшая стандарты для инвестиционных фондов, входит во Всемирную ассоциацию экомаркировки (GEN), Россию в GEN представляет экомаркировка «Листок жизни» (оператор некоммерческое партнерство «Экологический союз».)  Члены Ассоциации совместно продвигают идею независимых экомаркировок и обмениваются опытом по разработке стандартов, поэтому в будущем сертифицированные инвестиционные фонды могут появиться и в России.

Главный идеолог Экологического союза, председатель Совета Партнерства Семен Гордышевский  считает важным обратить внимание на роль данной инициативы не только для жителей конкретной страны, но и для людей в целом:

«Впечатление от этой новеллы можно охарактеризовать двумя эпитетами: неожиданное и вдохновляющее. Неожиданное – потому что ничего хорошего для экологии от капитала мы не ждем. Мы давно привыкли к тому, что капитал интересует только прибыль, не так ли? А вдохновляющее, оказывается, капитал имеет человеческое лицо, т.е. ничто человеческое ему не чуждо! И если совсем немного подумать, то оказывается, что ничего удивительного в этом нет, ведь за любым капиталом стоит человек. И человек, как правило, с высоким IQ.

Этому человеку вовсе не трудно, может быть легче, чем остальным, понять то, что уже известно экологам:

Здоровая окружающая среда дороже денег, или, формулируя более корректно, имеет такую огромную стоимость, что намного проще и выгоднее ее сохранить, чем затем пытаться вернуть в единственно необходимое нам здоровое состояние;

Чем дольше мы используем ресурсы экосистемы планеты, тем выше риск их необратимого истощения, деградации биосферы. «В полностью искаженной биосфере ни за какие деньги не удастся купить естественные для человека условия его существования» (академик К.Я. Кондратьев, «Экодинамика и геополитика», 1999 г.);

Жизнь человека имеет более высокий смысл, чем накопление капитала. Деньги – это инструмент для решения действительно важных задач. Ну, например? «За последние десятилетия стало ясным, что принципиально важный смысл жизни должен заключаться в работе по стабилизации биосферы – окружающей человека среды и биоты, регулирующей эту среду» (академик К.Я. Кондратьев).

Выясняется, что люди, которым хватило ума и таланта сформировать капитал, в состоянии осознать, что это не самая высокая и, точно, не конечная задача. Что планета Земля, этот истинный рай, доставшийся человечеству – это всего лишь крошечная песчинка во всей обозримой Вселенной, которую мы можем превратить в ад, если вовремя не поймем достаточно простые истины, и не станем с планетой сотрудничать».

Экоориентированный масс-маркет в Швеции – лучше один раз увидеть!

Почему мы считаем важным рассказать вам именно о WILLYS? Потому что это ведущая сеть магазинов в Швеции, предлагающая доступные товары, и при этом — экоориентированная! «Зеленая» политика, реализуемая крупными компаниями, особенно важна, ведь их деятельность  влияет сразу на миллионы потребителей и кардинально влияет на развитие экорынка в стране.

Несколько цифр и фактов о WILLYS:

Первые магазины WILLYS получили экомаркировку I типа Bra Miljöval (Good Environmental Choice ) в 2009 году

Сейчас в скандинавских странах 199 магазинов WILLYS, и все они имеют экомаркировку

В магазине представлены около 200 позиций товаров с «эко» и «органик» маркировкой

С 2013 доля продаж органической продукции в сети увеличилась почти в 3 раза и достигла 6%

Стратегия «Эко для всех» — люди не должны быть богачами, чтобы покупать экопродукты

Корпоративный цвет — красный, а магазин «зеленый»

Напомним, что с 2017 года члены Всемирной ассоциации экомаркировки Bra Miljöval (Швеция) и «Листок жизни» (Россия) работают над проектом по устойчивому потреблению и экологизации ретейла при поддержке Совета министров Северных стран. В рамках проекта мы однажды уже писали о WILLYS, в этот раз продолжаем делиться опытом наших зарубежных коллег и рассказываем то, что узнали из первых уст о трудностях и успехах популярной сети дискаунтеров на пути к экологической ответственности.

Экскурсию для участников ежегодного съезда  Всемирной ассоциации экомакировки (GEN) провел  менеджер проекта по «зеленому ретейлу» SSNC Рикард Лундин. Итак, публикуем фоторепортаж и комментарии эксперта о требованиях шведского экологического стандарта и том, как экополитика отражается на экомаркетинге магазина.

Рикард рассказал, что в самом начале пути руководство WILLYS сомневалось в рентабельности проекта по экологической сертификации. Компания опасалась, что более высокие цены на некоторые экотовары отпугнут покупателей, которые привыкли воспринимать магазин как дискаунтер. На наш вопрос – «А как же сейчас? Видит ли магазин для себя выгоды в экологической сертификации?» – Рикард ответил, что спустя время компания убедилась в правильности решения. Покупатели оказались готовы платить больше за качественные, безопасные для здоровья и окружающей среды товары. Главное – донести эту информацию до потребителя, рассказывать о том, какие у продукта есть экомаркировки и что они значат.

Именно поэтому прямо на ценниках товаров, сертифицированных как «эко» или «органик», стоят изображения соответствующих маркировок на зеленом фоне. Очень удобно ориентироваться!

Стандарт Bra Miljöval для продуктовых магазинов, как и все стандарты экомаркировок I типа, устанавливает широкий перечень экологических требований к магазину. Помимо стандартных требований к энергосбережению, обращению с отходами и прочих аспектов экологического менеджмента на предприятии, стандарт определяет минимально необходимое количество наименований товаров с экомаркировкой для каждой группы продукции. Например, магазин обязательно должен предлагать органические бананы, кофе, минимум три вида органического хлеба.

По словам Рикарда, самым трудным для магазина было именно обеспечить необходимое по стандарту количество сертифицированных позиций в ассортименте. Помогло то, что эти требования ужесточались постепенно: с каждой версией стандарта необходимый минимум товаров с экомаркировками повышался. Но что самое главное, сам спрос крупного ретейлера на товары с экомаркировками подтолкнул развитие рынка экотоваров: всё больше производителей захотели «подтянуться» до уровня тех, кто уже имел экомаркировки, чтобы встать рядом с ними на полки магазина.

Интересно, что в случае с бытовой химией стандарт, наоборот,  устанавливает максимально допустимое количество наименований товаров без экомаркировок. Последняя версия стандарта разрешает магазину разместить на полках всего 5 несертифицированных позиций. При этом особенно агрессивное чистящее средство может считаться за две позиции. Почему же экомагазин оставляет такие продукты у себя в ассортименте? Всё просто: несмотря ни на что, WILLYS все-таки остается масс-маркет магазином, и даже в продвинутой Швеции еще не все покупатели готовы полностью переключиться на экологичные чистящие средства. Если они не найдут привычное средство на полках, они уйдут из супермаркета и больше в него не вернутся.

Итак, продолжаем экскурсию! В продуктовых рядах супермаркета сразу бросается в глаза обилие товаров с органик-маркировками «Евролист» (Евросоюз) и KRAV (Швеция). Что интересно, стоят такие товары не намного дороже, чем аналогичные товары без маркировки, а иногда даже одинаково.

Помимо органик-маркировок, на чае, кофе, сахаре часто встречаются маркировки, говорящие об одном конкретном экологическом преимуществе: Rainforest Alliance (США) и FairTrade (Нидерланды).

Мясо и рыба – одни из самых трудных категорий. Здесь потребители делятся на два лагеря: те, кто готовы покупать существенно более дорогие, зачастую импортные продукты с органической маркировкой и тех, кто предпочитает местные недорогие продукты без каких-либо маркировок.

Другая непростая категория – косметика. Выбор косметики с экомаркировкой все еще не так широк, как, например, туалетной бумаги или бытовой химии. Например, среди зубных паст можно найти только одну с экомаркировкой. Кстати, стоит она, опять-таки, сопоставимо с обычными зубными пастами.

Зато магазин предостерегает покупателей о возможном вреде средства при неправильном использовании: например, на стенде с краской для волос зеленая табличка не рекомендует использовать продукт беременным, кормящим, аллергикам или детям до 16 лет.

Мы задали вопрос, насколько важно обучение персонала в вопросах экологической ответственности магазина и как это реализуют в WILLYS. «Конечно, обучение персонала – необходимый элемент, — ответил Рикард. — Один-два раза в год сотрудники сертифицированных магазинов проходят тренинги, где учатся разбираться в экомаркировках и экологической политике магазина. Кроме того, в каждом магазине розничной сети WILLYS назначен сотрудник, ответственный за исполнение требований экомаркировки Bra Miljöval.»

Ну, конечно же, в магазине установлены контейнеры для сбора опасных отходов.

«Мы выбираем для вас продукты с наименьшим экологическим следом» — сообщает своим покупателям WILLYS перед кассой.

Уверены, что и российские покупатели с удовольствием приходили бы в такой магазин, чтобы своим выбором «спасать планету понемногу каждый день», поэтому если вам тоже интересно развивать идею «зеленого» ретейла, давайте это делать вместе, пишите нам!

Репортаж подготовили: Ксения Илларионова, Александра Девиер

Экотоваров станет больше, когда экологи и маркетологи будут заодно

Мероприятие состоялось в рамках конференции «Управление изменениями. Экология», организованной в провокационном милитари-формате медиа-проектом +1 в Москве. Юлия Грачева в «экобитве» представляла не просто позицию Экологического союза и органа по сертификации «Листок жизни», а в первую очередь просвещенного потребителя, который хочет жить экологично и пользоваться безопасными для здоровья и природы товарами. Ирина Бахтина выступала не только от лица собственной компании (производителя товаров народного потребления), но и от лица всей бизнес-индустрии. «Потребители против Бизнеса» — такой формат был выбран, чтобы эксперты за короткое время подняли и обсудили наиболее актуальные вопросы, связанные с экологичностью товаров.

За три раунда оппонентам удалось обменяться мнениями по нескольким проблемам. Во-первых, какой должна быть упаковка и почему многие производители все еще используют сложную для переработки тару. Во-вторых, какими должны быть безопасные товары и почему в массмаркете преобладает продукция с сомнительными компонентами в составе. В-третьих, почему компании применяют гринвошинг, и по какой причине на российских товарах редко встречаются независимые экомаркировки.

По мнению жюри «боя», аргументы и критика «потребителей» были убедительнее, чем обоснования и доводы «бизнеса». Возможно потому, что «ЭКОпокупатель всегда прав?»

Юлия Грачева и Ирина Бахтина поделились своими выводами после «поединка».

Юлия ГРАЧЕВА, Экологический союз: Думаю, в нашем поединке победитель не самое главное. Хотя и логика, и символичность в том, что жюри заняло сторону «потребителей» – есть. Наверное, потому, что члены жюри сами в первую очередь потребители – знают, чего хотят от современных товаров. Более экологичных составов, прежде всего. Но главное в этом бою то, что он стал отличной рекламой тренда экологичного потребления в России. Мне кажется, наша дискуссия с Ириной Бахтиной даст ориентир, каким должен быть по-настоящему экологичный продукт и как сокращать негативное воздействие на окружающую среду отечественному производителю, вне зависимости от его сферы деятельности и размера. Для меня эта битва – еще одно подтверждение, что сегодня корпорации серьезно оценивают экологические веяния на рынке. Приведенные Ириной цели, результаты и инвестиции политики устойчивого развития Unilever  это подтверждают.         

Меня очень обрадовало то, что мы одинаково понимаем проблемы, связанные с упаковкой. Я имею в виду и экодизайн, то есть продумывание экологических характеристик на этапе разработки вида и состава упаковки, и ответственность производителя за дальнейшую переработку упаковки. Намерения Unilever перейти на перерабатываемый пластик к 2025 году будут подталкивать индустрию упаковки развиваться в эконаправлении. Требования компании к наличию у поставщика сертификата устойчивого лесопользования FSC — толчок не только для сферы упаковки, — в этом случае экологический вектор возникает сразу для ряда отраслей лесного комплекса. Поэтому очень важно, чтобы и другие компании-гиганты, не только Unilever, придерживались курса на экоупаковку. Наша дискуссия актуализировала проблему с композитной упаковкой. К сожалению, для нее еще нет универсальных решений. С одной стороны, она хорошо сохраняет продукт и ее содержимое можно использовать до «последней капли». С другой, – ее сложно переработать. Видимо, пути решения подобных сложных вопросов надо искать всем вместе.

Ирина БАХТИНА, Unilever: Мы постоянно работаем над тем, чтобы упаковка продукции компании была более экологичной. За последние 6 лет нам удалось снизить вес всей используемой нами упаковки на 15% в расчете на единицу потребления. Мы обязались сделать так, чтобы к 2025 году всю используемую Unilever упаковку можно было без труда перерабатывать, использовать вторично или даже компостировать. На данный момент в производстве продукции бытовой химии (в том числе выпускаемой в России) используется исключительно перерабатываемая упаковка.

Действительно, проблема некоторых сложных для переработки видов упаковки еще требует решения. Мы постоянно ищем инновационные технологии, которые могли бы обеспечить такое решение на индустриальном уровне. Настоящий прорыв – инновационная технология CreaSolv Process, которую Unilever внедрил в мае 2017 года. Она была разработана Институтом технологий и упаковки Fraunhofer IVV (Германия) по аналогии с процессом переработки телевизоров. Благодаря этой технологии компания будет получать новые пакеты-саше – популярный формат упаковки косметической продукции в странах Азии и Африки – из ранее использованных.

Юлия ГРАЧЕВА, Экологический союз: К сожалению, пока еще мы по-разному понимаем экологическую ответственность производителя. Вероятно, в этом и есть корень проблемы российского экорынка – экотоваров в магазинах мало, а гринвошинга много. На мой взгляд, экоответственность – это, прежде всего, экологичные формулы для продукции и максимально возможное уменьшение нагрузки производства на природу. И только после этого – работа компании «сверх нормы» — марафоны по высадке деревьев, очистке берегов и так далее. Когда эти приоритеты меняются местами – компании вводят в заблуждение и самих себя, и общество. Я не против добровольных акций бизнеса на благо природы, это, несомненно, важно. Но без экологизации производства и товаров они будут лишь каплей в море.

Ирина БАХТИНА, Unilever: Мы абсолютно согласны с тем, что прежде, чем наносить какую-либо информацию на упаковку, нужно провести огромную работу, чтобы реальная рецептура и способы производства продукта этой информации соответствовали. Unilever с момента запуска собственного Плана устойчивого развития и повышения качества жизни работает над тем, чтобы вся наша система поставок – от получения сырья до утилизации отходов потребления – соответствовала экологическим и социальным принципам устойчивого развития. Не уверена, что многие на рынке могут похвастаться тем, что полностью прекратили отправлять отходы со своих производств на захоронение или стремятся сделать свое производство углерод-позитивным в обозримой перспективе.

Юлия ГРАЧЕВА, Экологический союз: Когда мы обсуждали состав продуктов и то, как они позиционируются для покупателей, мне показалось, что пока маркетинговая стратегия «потребляй больше» актуальнее для компаний, работающих на российском рынке, чем стратегия «потребляй разумно». И хотя нам с Ириной Бахтиной не хватило раунда, чтобы убедить друг друга в целесообразности составов «Доместос» и бульонных кубиков «Кнорр», мне кажется, благодаря этой полемике, мы подошли к важным выводам.

Во-первых, в ассортименте экологически ответственных производителей наравне с товарами, имеющими спорные с точки зрения безопасности ингредиенты, необходимы продукты с экологичным с точки зрения международных экостандартов составом. Причем покупатели должны легко находить такую продукцию среди остальной. Тогда покупатель сможет выбирать и сравнивать. Производитель, таким образом, будет удовлетворять «базовые» потребности «массового» покупателя и в то же время приобщать желающих к экологичной культуре потребления. Это особенно важно в случае с компаниями-гигантами, ведь они влияют сразу на миллионы потребителей. Во-вторых, общение бренда с покупателями должно включать в себя элементы экологического просвещения.

Например, в Европе многие бренды Unilever производятся в соответствии со строгими экологическими стандартами и имеют экомаркировку, которая сигнализирует покупателям об этом. В это же время российский покупатель вынужден искать качественные и безопасные продукты в магазинах «вслепую». Причина банальная – маркетологи считают, что россиянам «сигнализировать» об экологичности неважно. Вот и получается, что каждый знает чай Lipton, но никто не знает, что это чай из ответственных чайных плантаций, и почему это так важно для окружающей среды. Я рада, что маркетологи компании знают об этом, но как покупателю, мне обидно.

На эти вопросы потребители и бизнес смотрят пока по-разному. Вероятно, так будет, пока экологи и маркетологи не станут заодно. Ведь логично, что политика устойчивого развития и маркетинговая политика (в частности, состав продукции и общение с покупателями) должны быть взаимосвязаны. Если они слабо согласованы, тогда маркетологи не воспринимают всерьез экологические тренды, а если замечают их, то зачастую не могут применить глубокий и комплексный экологический подход при производстве товаров.

Ирина БАХТИНА, Unilever: Абсолютно согласна с Вами и надеюсь, что нам удастся убедить наших коллег в отделах маркетинга прислушаться к Вашему мнению. Пока нашим достижением можно считать то, что при разработке новых формул нашей продукции начал применяться критерий оценки воздействия на окружающую среду. Это стало возможно благодаря специальному инструменту eco-design tool, который оценивает новинки на предмет усовершенствованного и более экологичного состава и упаковки по сравнению с предыдущей версией продукта. По моему твердому убеждению, вред, наносимый экономике и вообще прогрессу заявлениями об экологичности потребительских товаров, когда такие заявления не соответствуют действительности, несопоставим с эффектом от отсутствия такой маркировки на продукции, весь жизненный цикл которой продуман с точки зрения принципов устойчивого развития.

В России пока, к сожалению, нет четкого понимания, что же такое «эко», «био», «органик», «натуральный» и так далее. Мало того, что сами производители, не зная точно, соответствует ли их продукт таким определениям, размещают на упаковке заветные стикеры, так еще и в законодательстве отсутствуют положения, которые определяют рамки для экологической маркировки продукции. В начале 2016 года мы попросили Лабораторию устойчивого развития бизнеса СКОЛКОВО проанализировать образцы пищевой, косметической продукции и бытовой химии на соответствие указанным в рекламных материалах параметрам экологичности. Оказалось, что более половины маркетинговых заявлений на упаковке не подкреплены соответствующей информацией в собственных источниках компаний или других открытых источниках. По данным  исследования экобюро Greens, озвученным в том же году, эта цифра даже выше — 92%. Поэтому работать в этом направлении безусловно нужно — и сообща.

Юлия ГРАЧЕВА, Экологический союз: Мне кажется, такие прямые диалоги, как этот «бой», сегодня очень нужны. Они помогают вскрыть разность подходов и тем самым помочь найти способ сблизить взгляды производителя и экопотребителя. Unilever показал, что это возможно и важно. Спасибо Ирине Бахтиной, ее коллегам и проекту +1.

Samsung Galaxy Note8 получил экомаркировку «Листок жизни»

Экомаркировка международного уровня «Листок жизни» присваивается продукции, которая минимизирует ущерб, наносимый окружающей среде на всех этапах жизненного цикла, и является безопасной для здоровья человека.

Компания Samsung Electronics впервые объявила о том, что смартфоны и планшеты Samsung получили экомаркировку «Листок жизни» в 2014 году, с тех пор эксперты Экологического союза не раз отметили высокое качество и безопасность продукции Samsung.

Экосертификация телефонов включает проверку документации и очный аудит завода. Стандарт «СТО ЛЖ 1.15.6571-14-1.0 Мобильные телефоны» предъявляет строгие критерии ко всему процессу производства электроники от «рождения» до «смерти».

Аудит подтвердил, что телефоны не содержат канцерогенные, мутагенные, токсичные для репродукции компоненты, тяжелые металлы и другие вредные вещества. Кроме того, электромагнитная безопасность продукции и уровень выделения никеля из металлических частей соответствуют европейским нормам безопасности.

Также эксперты отмечают, что в компании ведется входной контроль качества сырья и строгий отбор поставщиков. Упаковка телефона полностью состоит из картона, который можно передать на переработку.

Важно отметить, что Samsung успешно реализует программу по сбору вышедших из эксплуатации мобильных телефонов по всему миру, в том числе, на территории России. В кратком руководстве пользователя указана ссылка на информацию о безопасной утилизации аккумуляторов и телефонов. Ее можно найти в настройках смартфона: Настройки → Сведения о телефоне → Юридическая информация → Сведения о безопасности.

Информация о самой программе по утилизации и перечне точек сбора размещены на сайте производителя в разделе «Поддержка».