Зеленая экономика: экологичность — будущее бизнеса

Газета «Деловой Петербург»

Забота об экологии со стороны бизнеса — уже больше, чем просто тренд. Компании делают это не только для того, чтобы сформировать положительный имидж. Многие предприятия заинтересованы в развитии окружающего пространства, в котором они работают. Кроме того, зачастую бизнесу даже выгодно реализовывать проекты такой направленности.

19.05.2021
article intro image

Подробнее об этом рассказали эксперты круглого стола «Экологическая ответственность бизнеса», организованного «Деловым Петербургом».

Волонтёрство в тренде

Действующее законодательство способствует тому, чтобы бизнес был экологичным, считает Александр Кучаев, заместитель председателя комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.

«У нас существует плата за негативное воздействие на окружающую среду. Если ты производишь выбросы в атмосферный воздух, сбросы в водные объекты, осуществляешь захоронение отходов, за всё это вносится плата. Соответственно, если ты можешь эти параметры минимизировать, то платить нужно меньше», — отметил он.

Также спикер добавил, что сейчас в России происходит реформа обращения с отходами. Появилось такое понятие, как нормативы утилизации, которые из года в год становятся всё жёстче.

«Производители или экспортёры определённых видов упаковки должны обеспечить утилизацию определённого процента определённых видов отходов, например пластика. Если эти нормативы не соблюдаются, то платится утилизационный сбор. Можно минимизировать или вообще избавиться от отходов, либо обеспечить их вторичный оборот, либо платить достаточно значительные суммы. За несоблюдение этих мер в Кодексе административно-правовых нарушений появились соответствующие статьи, предусматривающие достаточно серьёзную финансовую ответственность. Поэтому, на мой взгляд, государство создаёт такое нормативно-правовое поле, которое подталкивает бизнес становиться более экологичным», — объяснил чиновник.

При этом Александр Кучаев добавил, что бизнес зачастую сам проявляет инициативу в сохранении окружающей среды. Например, крупные компании порой опережают решения «сверху» в части процентов утилизации. Однако малому и среднему бизнесу следовать этим требованиям довольно тяжело, потому что у них часто нет собственной производственной базы и штатных экологов.

Ещё одна тенденция — растёт масштаб волонтёрского движения, в том числе и корпоративного. Заместитель председателя комитета по молодёжной политике и взаимодействию с общественными организациями Роман Волковский отметил, что экологическое направление тоже становится более популярным в рядах добровольцев.

«В настоящее время системная поддержка волонтёрского движения — это уже признанный во всём мире, в том числе и в Петербурге, способ объединения усилий государства и различных социальных институтов по решению самых обширных и социально значимых задач. Сейчас в Петербурге насчитывается более 100 тыс. волонтёров. Рост волонтёрского движения также связан с новыми вызовами, которые встали перед обществом, в том числе из-за пандемии. В связи с этим увеличивается и количество экологических проектов», — рассказал он.

Фёдор Стулов, начальник отдела особо охраняемых природных территорий комитета по природным ресурсам Ленинградской области, сообщил, что в ЛО ведут активное сотрудничество с предприятиями МСП и крупным бизнесом по развитию волонтёрства и маршрутов активного отдыха на особо охраняемых природных территориях (ОПТ) и территориях, которые находятся в общем доступе. «Мы привлекаем субъекты малого предпринимательства путём проведения волонтёрских акций по уборке территорий, водных объектов, экологических маршрутов. Представители бизнеса с удовольствием приезжают к нам на особо охраняемые природные территории и проводят такие корпоративные уборки», — поведал он.

Также, по его словам, несколько крупных компаний ведут разработку разметок маршрутов активного отдыха, организовывают парковки и работают над тем, чтобы на ОПТ интересно и информативно проводить время. Эксперт напомнил, что бизнесу такая деятельность никаких доходов не приносит. «При этом многие крупные компании получают кредитное финансирование из банков. Для положительного рассмотрения кредитной истории и заявки очень хорошо иметь примеры какой-либо деятельности по благоустройству территории, на которой располагается компания», — заключил спикер.

Экология — это выгодно

Тем не менее забота об экологии может приносить компаниям прибыль. Денис Величенков, директор службы адаптации продукта Управления по региону Санкт-Петербург группы «Эталон», отмечает, что особым спросом у покупателей недвижимости пользуются жилые объекты, находящиеся рядом с парками и скверами: «Люди хотят выходить из дома и попадать в экологическую среду, а не видеть возле своего дома магистрали. Это естественное желание».

Также потребители проявляют интерес к проектам, в которых используются энергоэффективные технологии: «У нас есть подобный кейс — ЖК Botanica на Петроградской стороне. Мы получили за него золотой сертификат Green Zoom, и это действительно являлось одним из факторов при принятии решения о покупке квартиры. Мы доносили клиентам, что это энергоэффективный проект и у нас есть сертификат, который это подтверждает. Сейчас происходит заселение, и по факту мы видим по обратной связи, что люди на треть меньше тратят на коммунальные платежи», — поделился спикер.

Он также добавил, что компания сотрудничает с подрядчиками, которые работают с энергоэффективными технологиями, поэтому все материалы для строительства являются экологичными. «Мы стараемся формировать такую среду, чтобы жителям было комфортно в ней находиться. При этом на общее голосование собственников может выноситься решение по раздельному сбору мусора», — отметил Денис Величенков.

Бизнес — неотъемлемая составляющая достижения целей устойчивого развития, обращает в свою очередь внимание Елена Киянова, председатель Национального совета по корпоративному волонтёрству в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, управляющий по корпоративным вопросам региона Север аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России.

«Если говорить о нашей компании, то в рамках достижения этих целей мы проводим различные проекты абсолютно во всех направлениях. Например, в производственных процессах. Если говорить в преломлении социальной ответственности компании, то с точки зрения экологических целей устойчивого развития можно назвать направления благотворительной деятельности, реализации значимых экологических и культурно-экологических проектов, корпоративного волонтёрства», — рассказала она.

Елена Киянова не согласна с тем, что экологическая деятельность не приносит никакой прибыли. «Это дополнительная ценность, которую мы создаём в первую очередь для тех регионов, где живут и работают наши сотрудники. И без устойчивого развития региона в целом по разным направлениям, в том числе и по экологическому, невозможно развитие бизнеса как такового. Поэтому выгода здесь есть со всех сторон», — считает она.

Участница круглого стола напомнила о Национальном совете по корпоративному волонтёрству, в который входит ряд международных и российских компаний из государственного, корпоративного и частного секторов. В этом списке в том числе Coca Cola HBS РоссияIKEA, общественная организация «Деловая Россия» и т.д. Сейчас в Национальный совет входит порядка 50 компаний и более 40 тыс. корпоративных волонтёров. Одно из ключевых направлений деятельности организации помимо социальной и образовательной работы — забота об окружающей среде.

Сейчас экологическая ответственность бизнеса — это не только мировой тренд последнего десятилетия, это уже норма и стандарт для предпринимателя, утверждает Дмитрий Панов, координатор «Деловой России» по Северо-Западному федеральному округу, председатель Санкт-Петербургского регионального отделения «Деловой России».

Продолжая мысль, спикер напомнил и о выгодах. «Это очень важная составляющая, особенно при выходе компании на зарубежные рынки. В период пандемии многие компании, которые занимались именно экспортом, выиграли. Международный покупатель при выборе производителя в числе прочего смотрит на экологичность предприятия и его способы избавления от отходов. От этого зависит репутация компании на международном рынке», — рассказал он.

То же самое касается иностранных инвесторов, которые всё чаще при принятии решения о вложении в ту или иную компанию учитывают её влияние на экологию. «Также стоит отметить экотренды, которые прочно закрепились на рынке недвижимости. Сегодня выигрывает тот застройщик, который вместе с продаваемыми квадратными метрами предлагает также инфраструктуру и зелёные насаждения. Этот зелёный тренд стал конкурентным преимуществом и неотъемлемой частью бизнеса», — считает Дмитрий Панов.

Зелёные инвестиции в регион

Анастасия Михальченко, директор ГКУ «АЭРЛО», представитель АСИ по направлению «Предпринимательство и технологии» в Ленинградской области, подчеркнула, что Агентство экономического развития ЛО является точкой входа для инвестиционных проектов в регион. Организация оценивает все риски при организации проекта в Ленинградской области, в том числе экологические. При оценке рисков инвестор получает определённые рекомендации. Эксперт отметила, что регион заинтересован в инвестициях, но не во вред окружающей среде и общественному мнению.

Сейчас разрабатываются порядка 10 проектов, так или иначе связанных с экологией. Один из них — ветряная электростанция в Волховском районе. Реализация проекта планируется в зоне ОПТ, и для того, чтобы его согласовать, сейчас проводится исследование воздействия электростанции на птиц. Кроме того, в регионе есть перспективы производства «зелёного» водорода, которым активно интересуются иностранные инвесторы.

«Также хотелось бы отметить, что в Ленобласти на региональном уровне был принят закон — СПИК 2.0, который позволяет получит налоговую льготу (0% — налог на имущество и 5% — налог на прибыль) при попадании в реестр Минпромторга «Новые технологии». Мы готовы активно помогать проектам в сфере зелёной экономики для включения в этот перечень», — заключила Анастасия Михальченко.

Вера Штокайло, генеральный директор Центра развития промышленности Ленинградской области, рассказала о том, что предприятия Петербурга не только перенимают опыт в экологичности, но и вносят свой вклад в развитие других регионов. «Компании Ленинградской области начали экспортировать зелёные технологии за границу, и это не только страны ближайшего зарубежья. У нас есть примеры, когда компании, получив помощь Центра поддержки экспорта (входит в ЦРП ЛО), смогли экспортировать в Казахстан оборудование по переработке резины, технологии по комплексному внедрению подобных разработок на предприятиях были распространены в Узбекистане и Беларуси. Есть примеры экспорта в Европу. Например, наше биотопливо экспортируется в Финляндию, Швецию, Эстонию», — пояснила она.

Экологические проблемы в Ленобласти решаются также и на муниципальном уровне. По словам Алексея Горланова, депутата МО по Курортному району, кандидата в депутаты ЗакС от ЛДПР, людей чаще всего волнуют вопросы о подходах и проходах к Финскому заливу. Особенно это касается ОПТ.

«С одной стороны, есть Водный кодекс, который гарантирует каждому гражданину беспрепятственный доступ к полосе водного объекта, а с другой стороны — есть огромные земельные участки, застроенные ресторанными и жилыми комплексами, которые закрывают доступ к воде. О второй проблеме могу рассказать на примере посёлка Серово. Есть достаточно большой частный сектор, вся территория посёлка накрыта зоной особо охраняемых природных территорий. Причём посёлок накрыт этой сеткой целиком и полностью без выреза частного сектора и улично-дорожной сети. Это создаёт дальнейшие проблемы для жителей. Например, невозможно подвести водопровод к частному земельному участку», — поделился депутат.

Павел Немчинов, председатель комитета по природным ресурсам Ленинградской области, по этому случаю отметил, что в каждой ОПТ есть свой режим, который устанавливается соответствующим решением органов исполнительной власти: «Мы создаём ОПТ и охраняем их именно с точки зрения сохранения природных комплексов и объектов, которые на них находятся. И новое строительство повлечёт негативные последствия для этих ОПТ. Это может привести к полной или частичной утрате ценных природных комплексов и объектов. Что же касается развития населённых пунктов, которые находятся внутри ОПТ, уже не первый год идут дискуссии, в том числе и в Госдуме, по внесению изменений в Федеральный закон об особо охраняемых природных территориях. С моей точки зрения, решение на законодательном уровне должно быть одно — принятие соответствующего режима особой охраны, при котором возможно строительство линейных объектов к существующим населённым пунктам в границах ОПТ. И при этом, безусловно, необходимо проведение государственной экологической экспертизы проекта организации строительства, которая в настоящее время отменена федеральным законодательством. При строительстве линейных объектов остаётся угроза, что при оценке воздействия на окружающую среду не будут учтены те или иные особенности, наличие объектов, занесённых в Красную книгу, и тому подобное».

Экология — прерогатива крупного бизнеса?

Игорь Муравьёв, исполнительный директор Союза «Ленинградская областная торгово-промышленная палата», сказал, что никогда не разделял исключительно позитивные настроения по поводу экологической ответственности бизнеса, потому что работы в этом направлении предстоит ещё много.

«В прошлом году при Торгово-промышленной палате был создан Совет по устойчивому развитию бизнеса, корпоративной и социальной ответственности, волонтёрству. На первом заседании совета я заметил, насколько много вопросов возникает в этой области. Мы понимаем, что крупный бизнес, публичные компании продвинулись в целях устойчивого развития гораздо более глубоко. Для нас важно, чтобы эти цели хотя бы понимали и отчасти разделяли представители малого и среднего бизнеса», — отметил эксперт, добавив, что очень важно самосознание руководителей бизнеса, ведь крупность бизнеса отнюдь не является гарантией соблюдения экологических норм.

Денис Ефимов, руководитель региона Север аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России, рассказал, каким образом компания осуществляет вклад в обеспечение благополучия окружающей среды.

«В мире с меняющимся климатом забота об экологии является не только заботой руководства компании, но и каждого нашего сотрудника, а также поставщиков и партнёров. Говоря про экологическое равновесие, мы выделяем для себя четыре основных пункта: снижение выброса парниковых газов, контролируемое потребление воды, переработку и утилизацию отходов и повышение энергетической эффективности», — поделился спикер.

Так, для сокращения потребляемой энергии проводятся регулярные энергоаудиты и плановые инспекции, в результате которых происходит оптимизация работы оборудования. Например, в больших складских помещениях старое освещение было заменено на светодиодное, что помогло снизить энергопотребление на 550 ГДж в год. Для контроля потребления воды используется практически аналогичная схема. В 2019 году фабрика «Филип Моррис Ижора» стала первым российским предприятием, прошедшим сертификационный аудит Альянса по ответственному водопользованию на соответствие требованиям международного стандарта. Что же касается утилизации отходов, то здесь компании удалось достичь показателя 97%.

Помимо того, компания перевела все офисы в разряд зелёных: как на фабриках, так и в арендуемых коммерческих помещениях. В них вся техника используется в режиме энергосбережения, вся бумажная документация сдаётся на вторичную переработку, сбор мусора осуществляется раздельно, применяются светодиодные лампы и режим автоматического освещения, есть автоматизированное управление микроклиматом и контроль за использованием электроэнергии в нерабочее время.

О том, как следование компаний ESG-стратегиям (Environmental, Social and Corporate Governance) влияет на остальной рынок, рассказал Роман Ишмухаметов, сопредседатель Промышленного комитета СПИБА, юрист Baker McKenzie.

«Мне кажется, что сегодняшняя зелёная повестка — это не столько про корпоративную социальную ответственность, сколько про якорную технологическую трансформацию бизнеса. Как коллеги отмечали ранее, в ESG есть не только E, но и S и G. Но для России наиболее актуальна именно экологическая составляющая. Причём речь должна идти о вложении миллиардов в перестройку технологических процессов, в электрификацию, в технологию улавливания углерода, чтобы остаться в этой глобальной ESG-гонке. Из 500 топовых компаний рейтинга Fortune Global мне будет проще назвать те, у которых нет ESG-целей, ведь у абсолютного большинства они есть. Если некоторое время назад компании сокращали прямые выбросы, то есть так называемые scope 1 emissions, то затем они начали сокращать scope 2 emissions, включающие выбросы от электроэнергии, которые эти компании потребляют. Сейчас уже основной тренд — это scope 3 emissions, охватывающие выбросы по всей цепочке поставок», — объяснил эксперт.

Юлия Грачёва, кандидат биологических наук, директор Экологического союза, член совета директоров Всемирной ассоциации экомаркировки (GEN), руководитель центрального органа системы экологической сертификации «Листок жизни», полагает, что экологическая маркировка и сертификация является инструментом, который объединяет в себе все выгоды для всех участников рынка. Благодаря этому бизнес получает конкурентное преимущество.

«Покупатели, видя подобный экосертификат на упаковке, выбирают такой товар в магазине и, соответственно, делают выбор в пользу экологически ответственной компании. Важно отметить, что экомаркировка — это рыночный инструмент», — объяснила она.

Среди выгод для бизнеса Юлия Грачёва также выделяет укрепление имиджа компании, расширение рынка сбыта, наличие независимого подтверждения экологичности и возможность участия в закупках, когда к поставщикам предъявляют требования по наличию более экологичных материалов. Сейчас среди лицензиатов «Листка жизни» значатся такие компании, как HenkelSamsungSplatProcter&Gamble и т.д.

Пресс-служба

employee portrait
Ксения Илларионова
Руководитель отдела по связям с общественностью
+7 (952) 365-28-62 (WhatsApp/Telegram)
illarionova@ecounion.ru