«С нами конкурируют более 600 организаций, которые выдают сертификаты-пустышки»

Forbes +1

Директор Экологического союза Юлия Грачева — о способах борьбы с гринвошингом в России. За экологичные товары современный потребитель готов платить больше. Многие производители хотят заработать, но не готовы проверять свою продукцию на «экологичность», и тогда в ход идет поддельная экомаркировка. О том, как обстоят дела с гринвошингом в России и как с ним ведется борьба, в интервью Plus-one.ru рассказала директор Экологического союза, руководитель центрального органа Системы «Листок жизни» Юлия Грачева.

12.07.2021
  • Рекомендованное
article intro image

 

 

 

— Какие группы товаров в России сертифицируют по экологическим стандартам чаще всего?

— По данным системы «Листок жизни», в последний год чаще всего сертифицировались производители бытовой химии, но больше всего экосертификатов получили лакокрасочные материалы. Это связано в том числе с тем, что ритейлер «Леруа Мерлен» в условия своего тендера для поставщиков включает требования к наличию экомаркировки по жизненному циклу. На втором месте по количеству выданных сертификатов находится бытовая химия. Среди пищевых продуктов, несмотря на большой спрос покупателей, у нас очень мало лицензиатов. Отчасти это связано с тем, что производители выбирают органик-сертификацию.

— Некоторые крупные бренды уже давно получили экомаркировку в европейских странах, но в России они не торопятся это делать. С чем связано?

— По моему мнению, среди многих компаний существует убеждение, что в России никто не разбирается в экомаркировках, людям это неинтересно, а на полках магазинов царит гринвошинг. Но это не так: люди стали лучше разбираться в значках на упаковке. Все чаще встречаются истории, когда известные блогеры возмущаются, что крупная уважаемая компания вместо настоящего сертификата подсовывает им фиктивный. Второй фактор — это конкуренты. Компании следят за действиями друг друга и тоже начинают маркировать свою продукцию. И, наконец, компании проводят маркетинговые исследования на предмет спроса покупателей, видят растущий интерес и для начала сертифицируют отдельные линейки, чтобы проверить свои гипотезы. В 2021 году в портфеле «Листка жизни» появилась продукция таких крупных международных корпораций, как Procter & Gamble и Unilever, что говорит о том, что ситуация меняется.

— Как ваша организация борется с рынком фейковых экосертификатов?

— Наиболее эффективно борьба разворачивается в информационном поле: мы взаимодействуем через инфлюенсеров, занимаемся образованием экоконсультантов и экоблогеров. Очень помогает наше мобильное приложение Ecolabel Guide, где можно найти настоящие экомаркировки. Когда мы видим у компании сомнительный экосертификат, мы не боремся с недобросовестным сертификатором напрямую — не подаем в суд, но, выяснив, что орган по сертификации не зарегистрирован в ФСА, мы рассказываем об этом в СМИ или на семинарах — ритейлу. По-другому мы не можем повлиять. Может быть, можно было бы активнее заняться GR — предложить госорганам что-то изменить, но, как показывает практика, пока нет влиятельного интересанта, законодательно система очень медленно меняется. Конечно, мы четко отслеживаем все, что связано с использованием «Листка жизни» как зарегистрированного товарного знака. Если нами обнаружено нелегальное использование — удается решить эту проблему в нашу пользу в досудебном порядке. В противном случае мы реализуем свое право обратиться в соответствующие органы.

— Как государство способствует тому, чтобы в России появилось больше продуктов с экомаркировкой?

— Сейчас в законодательном поле России существуют два документа — закон об органической продукции (по нему уже выдают сертификаты) и недавно принятый закон о продукции с улучшенными характеристиками (стандарты еще в разработке).

Изначально производители боялись, что после вступления в силу обоих законов на рынке произойдет большая путаница. Но мне кажется, что ниши, скорее всего, разделятся: фермерские хозяйства встанут на органик-рельсы, а крупные агрохолдинги предпочтут сертификацию по улучшенным характеристикам.

В отрасли органической продукции почти нет требований к производству, кроме того, что нельзя использовать искусственные добавки и нужно отделять производство органической продукции от обычной. Вы не встретите в законе требований ни к сточным водам, ни к обращению с отходами. При этом отечественный ГОСТ на органическую продукцию более-менее гармонизирован с международными стандартами. А вот второй документ больше похож на оценку продуктов по жизненному циклу: получить этот сертификат получится, если производство оказывает сниженное воздействие на окружающую среду. Например, такие производства используют и удобрения, и пестициды, но в меньших объемах и более безопасные.

Эти два закона, а вместе с ними и развитие государственной поддержки экосертификации, должно привести к росту числа сертифицированных (экомаркированных) продуктов.

Опять же, для стимуляции выпуска экологически предпочтительной продукции нашей стране очень не хватает «зеленых» государственных закупок — они эффективно работают в большинстве стран мира. Это когда государство включает экологические критерии в условия тендеров. Соответствие им как раз можно доказать с помощью экосертификата — надежного, разумеется. За последние пять лет мы разработали несколько руководств, разъясняющих механизмы «зеленых» госзакупок. В том числе совместно с Программой ООН по окружающей среде и при поддержке Европейских грантов. Но пока их внедрение тормозится на том, что нужны конкретные пилотные проекты, а госорганы не хотят сейчас на это идти: боятся, что из-за выставления дополнительных требований в тендер могут возникнуть проблемы с антимонопольным законодательством.

— По запросу «экологическая сертификация» Росстандарт выдает более 600 организаций. Экозначок стоит от 12 тыс. руб. Чем их сертификация отличается от экспертизы «Листка жизни»?

— Сейчас на российском рынке единственная легальная экомаркировка по жизненному циклу (если не говорить про «органик») — это «Листок жизни», потому что только у нее оценку проводит аккредитованный орган по сертификации — Экологический союз. Помимо «Листка жизни», в Росстандарте действительно зарегистрировано еще около 600 организаций, но подавляющее большинство не имеет государственной аккредитации в области стандартов экомаркировки, и, соответственно, по закону выдавать экосертификаты они не имеют права. Однако они все равно, не проводя никаких экспертиз, выдают экосертификат продукту, а тот выходит на рынок. Так покупателей и вводят в заблуждение: на товаре есть значок «эко», на сайте можно даже найти соответствующий сертификат, но мало кто понимает, что это нелегально и чистой воды гринвошинг.

— Как так получилось и кто должен это контролировать?

— Сейчас в России для регистрации системы в Росстандарте необходимо просто уведомить ведомство, придумав свои правила работы, которые проверяются по формальным признакам. Так, любой может получить свидетельство о регистрации системы экосертификации и при необходимости предъявить его потребителям. Однако, чтобы выдавать сертификаты, по закону «О техническом регулировании» необходимо пройти аккредитацию в Федеральной службе по аккредитации (ФСА). И как раз эту процедуру организации, выдающие псевдоэкосертификаты, не проходят. Бывает и такое, что аккредитацию получают, но не в той области, в которой эти компании выдают экосертификаты. Что касается контроля, то на деле ФСА никак не взаимодействует с Росстандартом. И если организация сама не решит аккредитоваться, то никто не будет принуждать ее к этому. Аккредитоваться в ФСА непросто — это строгие требования и строгая проверка.

Насколько я знаю, Росстандарт в курсе, что сейчас на рынке существует такая неразбериха, но в рамках существующего законодательства ничего поделать с этим не может — у него попросту нет функции контроля за организациями, выдающими псевдоэкосертификаты. Ведомство может включать организации в реестр, при этом исключать из реестра оно не имеет права. Получается, что все стороны в курсе этой ситуации, но никто из них не имеет права остановить работу этих сертифицирующих систем.

Самое простое, что можно было бы предпринять — перерегистрировать все системы в реестре Росстандарта и оставить в нем только те, у которых есть аккредитованные в соответствующей области органы сертификации. Но такого решения до сих пор не принято. Поэтому все, что остается гражданам и добросовестным сертификаторам, это обращаться в прокуратуру и подавать в суд на каждую отдельно взятую систему. Но это, конечно же, не решит проблемы глобально.

— Недавно Роскачество совместно с Лигой зеленых брендов анонсировало создание единого стандарта экомаркировки для всех категорий потребительских товаров. Как это скажется на рынке экосертификации?

— Самое большое зло на рынке на данный момент — это обилие гринвошинга и псевдоэкосертификатов. Возможно, появление государственных стандартов внесет в эту сферу определенный порядок и будет способствовать тому, что появится больше настоящих «зеленых» товаров. Сейчас в одном поле с «Листком жизни» «работают» более 600 организаций, которые выдают сертификаты-пустышки. Большой кредит доверия к «Листку жизни» в обществе и у крупных партнеров именно потому, что у нас на сегодняшний день самые строгие стандарты и экспертиза, а также есть международное признание.

Я думаю, что цель Роскачества с его маркировкой заключается в том, чтобы очистить рынок от недобросовестных компаний. Если останутся только те игроки, которые будут действовать в рамках закона, это позволит сделать рынок экосертификации более цивилизованным и будет способствовать повышению доверия покупателей к институту экосертификации.

Также появление таких сильных игроков с государственной поддержкой, возможно, будет способствовать развитию «зеленых» госзакупок.

— По данным исследования Procter & Gamble, 69% россиян готовы переплачивать за экологичные продукты. За что именно платит потребитель?

— За инновации. Безопасные консерванты и биоразлагаемые компоненты всегда стоят дороже. Кроме того, на таких производствах дополнительно внедряются технологии охраны окружающей среды — это могут быть качественные очистные сооружения и линии по переработке отходов. Экологичные товары служат дольше и более эффективны: например, расход «зеленой» бытовой химии в разы меньше, чем обычной. Краски дольше не стираются, а напольные покрытия служат десятки лет. Кроме того, чем больше экотоваров будет появляться на рынке, тем они будут стоить дешевле из-за распространения этих инноваций. Нельзя также забывать о том, что плата за экологичный товар — это плата за ущерб, нанесенный природе в процессе производства этого товара. На уровне государства сейчас много говорится о ликвидации экологического ущерба. Выбирая товары с надежной экомаркировкой, такой как «Листок жизни», мы с вами можем этот ущерб предотвратить.

Пресс-служба

employee portrait
Ксения Илларионова
Руководитель отдела по связям с общественностью
+7 (952) 365-28-62 (WhatsApp/Telegram)
illarionova@ecounion.ru