Они знают, что и как вы делаете в ванной

Онлайн-журнал LookBio

Потребитель несет ответственность за более чем половину выбросов СО2 от косметического продукта. В этом нас уверяют мировые лидеры бьюти-индустрии. Unilever подсчитал, что мы с вами ответственны за 66% углеродного следа косметики. В раскладке Weleda значится цифра 58%. Международный директор по устойчивому развитию Garnier (L’Oreal) уточняет: 80% ответственности за углеродный след косметики для волос несет потребитель.

23.11.2021
article intro image

То есть они на пути к своим планам по углеродной нейтральности всё подсчитали и теперь пеняют нам, мол, не умеете вы экологично мыть голову, ребята. Когда я обмолвилась об этом в статье, в комментариях справедливо возмутились: откуда эти цифры? И не являются ли такие подсчеты переложением ответственности на потребителя?

Вопрос хороший. Чтобы на него ответить, я обратилась к эксперту — Евгении Кузнецовой. Она руководит органом по сертификации “Экологический союз” (экомаркировка по жизненному циклу «Листок жизни», признанная за рубежом), и как никто другой в нашей стране понимает, как подсчитывается углеродный след продукта. А еще Евгения четко знает, какие черти водятся в этих темных омутах СО2.

Начнем с азов. Мир стремится к углеродной нейтральности — то есть такому сокращению выбросов парниковых газов, которое бы легко компенсировалось природой. Чтобы сократить выбросы, надо, как минимум, их подсчитывать. В этих целях разработано множество методик. Среди них есть довольно точные, а есть приблизительные. Есть настолько примерные, что просто смешно — к таким можно отнести большинство готовых калькуляторов экоследа, простых и доступных.

Точность методики зависит от количества параметров, которых она требует. Допустим, у BBC есть калькулятор углеродного следа продуктов питания. Согласно нему, если я ем в неделю 3-5 яблока, значит за год выпускаю 7 кило СО2, что эквивалентно 29 километрам езды на машине или 6 часам, проведенным в душе. Очевидно, в калькуляторе не учитывается, что мои яблоки — со старой дачи, где их никто не поливал, не культивировал и пестицидами не морил. А еще не упаковывал, не возил за тридевять земель, и в супермаркетах в зоне фреш на них электричество не тратил.

 

Точность подсчета углеродного следа зависит от правильного ввода данных. Я ж могу сказать вам, что грызу червивые дачные яблоки, а на самом деле баловаться изысканными японскими, вымоченными в слезах самурая и привезенными самолетом (есть такие?).

Возвращаясь к шампуню, хотя на его месте может быть пластиковый пакет или соевая сосиска, считают количество выбросов СО2 на всех стадиях жизни продукта. От сырья (где и как выращено, как привезено) до утилизации (сдана ли упаковка в переработку).

Это называется “считать по жизненному циклу”. То есть учитывается не только выбросы и количество энергии, затраченное на производство бутылочки шампуня на фабрике (кстати, здесь мизер выбросов у всех бьюти-гигантов), но и затраты на транспортировку сырья и готового продукта и даже на финансовые транзакции.

Также считают, как вы пользуетесь шампунем дома. То есть закладывают какие-то средние параметры — и загоняют в таблицу. Сколько шампуня израсходовали на один помыв? Сколько воды утекло? Какой температуры была вода? Может, пролили часть шампуня?

Али с первого раза недостаточно промывается? О, шампунь в такой банке, что остатки не выковырять? Упаковочку до мусорки донесли или промыли (кстати, сколько воды ушло?) — и в переработку? По-хорошему, должны еще заложить и параметры биоразлагаемости шампуня и как потом сточные воды от шампуня очищать.

Для въедливых — одну из независимых методик подсчета углеродного следа шампуня можно посмотреть на сайте Европейской ассоциации косметических производителей. Стадия использования продукта (то есть вклад потребителя) действительно вносит весомейший вклад в углеродный след.

Но давайте подумаем, кто несет ответственность за то, что из флакона (пусть хоть десять раз из перерабатываемого материала) не выудить шампуня или крема, достаточного еще на 3-4 применения? Или кто должен отвечать за то, что упаковка избыточна и не перерабатывается, поэтому ушла в мусорку. И кто может сделать так, чтобы шампунь вымывался с волос лучше и промывал с первого раза? Понимаете, к чему клоню?

В итоге за цифры по нашей с вами ответственности, производителям надо, конечно, сказать спасибо. Но сразу после “спасибо” следует спросить: что они собираются сделать для уменьшения потребительской части следа? Weleda, к примеру, обещает снизить углеродный след на стороне потребителя на 20% в ближайшее время. То есть подумать над тем, чтобы из тюбиков можно было выудить всё до последней капли или так потрудиться над продуктами, чтобы воды надо было использовать меньше, а упаковку было легче сдать в переработку.

Не хотелось бы, чтобы действительно классные программы устойчивого развития, которые есть и у Garnier и у Unilever превращались в глазах потребителей в сказки о необыкновенных путешествиях парниковых газов. И в конечном итоге помогали нам, потребителям, максимально экологично пользоваться косметикой.

Под конец замечу важное: углеродный след — это лишь одна сторона медали. Истощение водных ресурсов, токсичность по отношению к водным обитателям, токсичность и канцерогенность по отношению к человеку — параметров экологичности продукта гораздо больше, чем выбросы СО2.

Именно поэтому любая достойная международная экомаркировка на продукции или присвоенная компании говорит об экологичности гораздо полнее, чем рапорты производителей о снижении углеродного следа. Тем более, что при подсчете углеродного следа, как мы убедились в примере с яблоками, могут быть варианты.

Пресс-служба

employee portrait
Татьяна Суворова
Специалист отдела по связям с общественностью
+7 (915) 248-03-56 (WhatsApp)
suvorova@ecounion.ru