Гринвошинг в России: какие есть примеры и как с ним борются

Настоящее время

«Экологичные» и «органические» продукты продаются лучше не только в Европе и США, поэтому их все больше на полках российских магазинов. Но распознать среди них примеры гринвошинга сложно не только обычному потребителю, но и эксперту. «Пока мы не изучили документацию производителя, не поняли, что конкретно в этом продукте, не съездили на завод, то есть не провели полное исследование, мы не можем быть уверены, насколько надпись на упаковке соответствует действительности», – говорит кандидат биологических наук Юлия Грачева. Она директор Экологического союза, член совета директоров Всемирной ассоциации экомаркировки (GEN) и руководитель центрального органа системы экологической сертификации «Листок жизни».

03.12.2020

Единственный доступный сейчас инструмент проверки товара на «экологичность» – это экологический сертификат, объясняет Грачева: «Если есть экомаркировка, значит, какая-то независимая экспертная организация этот продукт проверила и подтвердила заявление производителя».

В России компании, решившие объявить свой продукт «зеленым», а настоящую сертификацию не проходить, действуют несколькими способами. Самый примитивный – поддельная маркировка несуществующей организации, рассказывает Грачева: «Можно просто нарисовать какой-то значок, который на самом деле ничего не значит». Второй способ – взять известную маркировку и поставить ее без подтверждения сертификации. «С этим еще можно бороться. Мы отслеживаем такие истории с «Листком жизни» и требуем от производителей убрать эту маркировку», – говорит эксперт.

«Есть еще третий прием, – продолжает Грачева. – Сейчас в России появилось много псевдосертификаций: например, «Росэкопродукт», «Международный экологический фонд» и другие. Почему я называю их псевдо? В таких системах, как правило, отсутствуют четкие критерии, по которым присваивается сертификат, а сам орган по сертификации (проверяющая организация) не имеет государственной аккредитации, хотя это требуется по закону. Существуют также организации, которые просто за деньги выдают сертификаты без какой-либо проверки товаров».

Возрастающий интерес к раздельному сбору мусора и вторичной переработке упаковки приводят к появлению примеров гринвошинга и в этой сфере. «Экологичные» материалы вместо пластиковых бутылок оказывается еще сложнее переработать, говорит Юлия Грачева:

«Недавно в России появилась вода Waterful в тетрапаке, она везде рекламируется. Это пример гринвошинга. Они заменили пластиковую бутылку на тетрапак, но он в этом плане хуже, чем пластик, потому что для переработки PET существует гораздо больше возможностей, а переработать тетрапак – достаточно энергоемкая задача. Да и пунктов по приему тетрапака в России пока очень и очень мало».

«Есть еще упаковка Ecolean. В такой упаковке производят, например, молочные продукты. Это тонкий композитный материал, и компании позиционируют его как экологичную упаковку, потому что она легкая и нужно меньше ресурсов для ее производства. Но это перекрывается тем, что ее невозможно переработать, – объясняет эксперт. – Опять же одно дело, когда речь идет о бутылке PET, которую можно переработать и сделать из нее такую же бутылку, а из упаковки Ecolean или дой-пака нельзя сделать новую аналогичную упаковку, полного возврата сырья обратно в жизненный цикл не происходит».

Примеров борьбы с гринвошингом в судах или на уровне контролирующих органов в России пока мало: нет законодательной базы. В августе 2018 года был принят закон об органической продукции, призванный регулировать сферу органической продукции: то есть на магазинных полках не может появляться товар с надписью «органик продукт» или «органический продукт», если у него нет соответствующего сертификата. За нарушение этого закона производителю грозит штраф. «Все остальные заявления – «био», «эко», «зеленый» – никак законодательно не регулируются. Наверное, можно привлечь их к ответственности по закону о рекламе или закону о недобросовестной конкуренции, но таких примеров практически нет», – говорит директор Экологического союза.

По ее мнению, пока запрещающих дезинформировать покупателей законов нет, на гринвошинг реагируют общественные инициативы, блогеры и СМИ – иногда весьма успешно: «С брендом Synergetic (производитель бытовой химии) была история, когда на них стали давить, что они используют псевдосертификат. В итоге под влиянием общественности они были вынуждены получить настоящую, международную сертификация ICEA, а не поддельную на некоторые свои продукты».

Полный текст статьи

Пресс-служба

employee portrait
Ксения Илларионова
Руководитель отдела по связям с общественностью
+7 (952) 365-28-62 (WhatsApp/Telegram)
illarionova@ecounion.ru