Экологизация госзаказа в России: что нового?

Журнал «Business Partner»

На развитие экопроизводства в частности влияют покупатели. А когда дело касается перекройки всего рынка из вредящего природе в экологически безопасный, здесь не обойтись без главного закупщика – государства. Важность данной темы подчеркивают и зарубежные, и российские специалисты в области охраны окружающей среды. О стратегиях решения вопроса «озеленения» госзакупок в России рассказала Юлия Грачева, директор «Экологического союза» Санкт-Петербурга.

05.01.2015

Юлия Александровна, почему и для кого важна тема экологических государственных закупок?

На госзакупки федерального и регионального уровней тратится большая доля бюджета любой страны. Эксперты отмечают, что в России доля госзакупок составляет, по разным данным, около 30–40% расходной части бюджета. Этот вопрос касается разных субъектов – от министерств до детских садов, и разных групп товаров, начиная с электроники и транспорта и заканчивая чистящими средствами и бумагой для офисов. Включение экологических критериев в каждый аспект государственных закупок позволит значительно изменить баланс между экологичными и неэкологичными товарами на рынке: многие производители будут стремиться максимально соответствовать требованиям государства. А преобладание «зеленых» предприятий и продукции позволяет в глобальном масштабе говорить об уменьшении выбросов углекислого газа, вредных веществ в атмосферу, сокращении потребления энергии на уровне городов, об улучшении здоровья населения. Снижение нагрузки на окружающую среду и повышение качества и безопасности товаров и услуг, потребляемых обществом, в частности, социальной сферой – вузами, школами, детскими садами, – это один из главных стимулов для того, чтобы сделать нашу систему госзакупок «зеленой».

C 1 января прошлого года вступил в силу Федеральный закон №44, который дает возможность заказчику запрашивать экологические характеристики товара. Как часто закупщики пользуются этим правом на деле?

Закон подразумевает, что экологические критерии отныне можно включать в конкурсную документацию, но здесь существует много тонкостей, так как официально подтвержденного перечня необходимых экологических характеристик в России нет. Поэтому заказчики, попросту не зная, чего требовать, мало используют предоставленный законом №44 инструмент. Или боятся, что выставление излишних критериев послужит показателем недобросовестной конкуренции для антимонопольной службы. Отсутствие четких инструкций по применению данного законом права сильно тормозит развитие экологических госзакупок на местах. К примеру, в Петербурге положительных примеров в этой сфере мы не встретим. Однако стоит отметить, что московское правительство уделяет экологии больше внимания и столичные «государственные экоактивисты» на основе зарубежного опыта пытаются внедрять «зеленые» госзакупки.

Чем «Экологический союз» готов помочь в решении проблемы с экологизацией государственных закупок?

Наши специалисты проводят обучение российских госслужащих внедрению экогосзакупок. Такой опыт наши эксперты апробировали в рамках проекта Программы по охране окружающей среды ООН «Озеленение экономик восточных соседей Европейского союза» (Greening Economies in the Eastern Neighbourhood) в странах ВЕКЦА (Eastern Europe, Caucasus and Central Asia, EECCA), где сейчас уделяется этому вопросу особое внимание. Кроме того, на данный момент мы объединились с Лесным попечительским советом (FSC), Всемирным фондом дикой природы (WWF) и специалистами Высшей школы экономики как экспертами в области экологизации госзакупок. В результате совместной работы удалось выработать конкретные рекомендации по «озеленению» госзаказа в России. И наша совместная работа в этом направлении будет продолжаться.

Еще один готовый практический инструмент – наличие порядка двадцати экостандартов международного уровня «Листок жизни» для разных видов продукции, разработанных с учетом иностранного опыта и общественной экспертизы в России по применимости в наших условиях.

Что станет следующим шагом для утверждения экологических требований к товарам и услугам на законодательном уровне?

Представители Министерства природных ресурсов и Госдумы говорят о том, что открыты к восприятию предложений по этому поводу. Следующим шагом запланировано создание рабочей группы, в которую будут входить и экологи, и юристы. В первую очередь необходимы аргументы и инструменты для пояснения чиновникам, зачем и как сделать госзаказ экологичнее.

Повлияли ли современные экономические условия на развитие российского экологического законодательства?

Да, нестабильность в экономике сказывается и на экологических инициативах. Например, в начале июня этого года на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева по неналоговым платежам бизнеса было принято решение отложить на срок до четырех лет вступление в силу новых экологических платежей для промышленных предприятий. В частности, отложено внедрение экологического сбора с компаний, отказавшихся самостоятельно утилизировать продукцию после окончания срока ее эксплуатации. Повышающие коэффициенты к плате за негативное воздействие на окружающую среду для компаний, которые не укладываются в нормативы, также не станут увеличивать. Решение обосновано тем, что на сегодня нужно снизить финансовую нагрузку на предприятие. С точки зрения экономики – шаг обоснованный, а для нас – это замедление прогресса в сторону экологизации промышленности.

Многие отвергают экотовары ввиду их дороговизны, предпочитая экономить, что тоже мешает развитию экологического законодательства. Справедливо ли это мнение?

Чаще всего конечная цена экологически безопасного товара может быть выше неэкологичного аналога. Однако не стоит забывать о стоимости всего жизненного цикла товара: это понятие закреплено в том же законе №44 и предполагает, что в стоимость товара включается не только его цена при покупке, но и стоимость его дальнейшей эксплуатации. К примеру, светодиодная лампа стоит дороже обычной, но прослужит дольше и затратит энергии меньше. Очень много подобных примеров в строительной сфере: здания, которые построены с учетом энергоэффективных методик, при эксплуатации обходятся владельцу в разы дешевле.

Основным инструментом зеленых закупок можно назвать экомаркировку – результат прохождения экологической сертификации. Однако на данный момент число российских предприятий, чьи экологические принципы доказаны документально, довольно мало. Что здесь останавливает производителей?

Здесь две главные трудности: сама стоимость прохождения сертификации и необходимость модернизации предприятия для соответствия зеленым стандартам. Сейчас наша экомаркировка «Листок жизни» есть только у 15 российских предприятий. Иностранные экомаркировки I типа, признанные на международном уровне, на товарах российского производства практически не встречаются, но импортных товаров с такими экомаркировками в наших магазинах довольно много.

Можно уверенно сказать, что сертификация – это дополнительный бонус при конкуренции, гарант качества и постоянного соответствия экологическим требованиям, поскольку предприятие ежегодно проходит инспекционный контроль.

Зачастую на практике российское экологическое законодательство – это «кипа бумаг с согласованиями», но от них на производстве фактически ничего не меняется. Поэтому важна честная экологическая сертификация третьей стороной. Наша задача состоит, в частности, и в том, чтобы изменить сознание специалистов, ответственных за экологичность на предприятии, донести до них важность исполнения всех требований. Без понимания этого законодательство не будет эффективным.

Беседовала Анна Горохова

Пресс-служба

employee portrait
Ксения Илларионова
Руководитель отдела по связям с общественностью
+7 (952) 365-28-62 (WhatsApp/Telegram)
illarionova@ecounion.ru