15.10.2013 Санкт-Петербург

Экологическая безопасность – ключ к будущему

Экологическим союзом подготовлена стратегия устойчивого развития «Экологическая безопасность – ключ к будущему», положения которой актуальны для реализации в масштабах города и на уровне Российской Федерации. Предлагаем ознакомиться с работой.

В обществе в целом, в городах – в первую очередь, — все более осознается, что качество жизни в решающей степени определяется качеством окружающей среды. А именно: качеством воздуха, воды, почвы, продуктов агрохозяйствования, предметов потребления и обихода, биоразнообразия, природных ландшафтов. Безусловный приоритет при этом принадлежит атмосферному воздуху. Во-первых, потому что воздух – это основная жизнеобеспечивающая среда для земной биоты, включая человека, во-вторых, атмосферный воздух – системообразующая среда восприятия, переноса и распределения техногенных загрязнений по всей биосфере, в конечном счете накапливающей экологический ущерб.

Согласно данным, приведенным в Государственном докладе «О состоянии окружающей среды РФ в 2011 году», в 58 % городов степень загрязнения воздуха оценивается как очень высокая и высокая, и в этих городах проживает 55,1 млн. человек, т.е. 53 % городского населения России. В 204 городах (81 % городов, где проводятся наблюдения) средние за год концентрации какого-либо вещества превышали 1 ПДК, и в этих городах проживало 67,1 млн. чел. Средние за год концентрации бенз(а)пирена превышали 1 ПДК в 161 городе.

Последствия такого положения дел пока слабо актуализированы в общественном сознании, хотя их присутствие быстро возрастает на уровне социальных ощущений и настроений: опросы общественного мнения фиксируют рост и высокий уровень обеспокоенности и убежденности в корреляции между состоянием здоровья и ухудшающимся качеством окружающей среды.

Статистические данные Минздравсоцразвития, Росстата РФ проясняют картину. Наглядность последствий демонстрируют тренды в классах экологически обусловленных заболеваний: новообразования, врожденные аномалии, астма, аллергии.

1

Заболеваемость новообразованиями (впервые установленные диагнозы) за период 1995-2011 гг. возросла на 68 %, а в Санкт-Петербурге на 129 %. Заболеваемость детского населения (0 – 14 лет) врожденными аномалиями выросла на 230 % (в 3,3 раза). Количество врожденных аномалий у детей первого года жизни с 2000 по 2011 гг. выросло на 110 % (в 2,1 раза). За 3 года, с 2007 по 2010 гг., заболеваемость астмой выросла в Москве на 14,2 %, в Санкт-Петербурге на 18,3 %, в Московской области на 37,8 %, в Ленинградской области на 33,2 %, по РФ в целом на 16,3 %. Обращает на себя внимание более низкий уровень заболеваемости в прилегающих к мегаполисам областях, а его быстрый рост в последние годы подтверждает экологическую причинность явления. При этом высокий уже в 2001 году показатель общей заболеваемости населения в РФ – 725 на 1000 чел. – вырос за 10 лет еще на 11 %, в Санкт-Петербурге – на 32 %.

Все это создает серьезную демографическую нагрузку на экономику. Подтверждением этого вывода является заметно выросший за последние годы показатель численности инвалидов. По данным Росстата по состоянию на 01.01.2010 г. этот показатель составил по РФ 92,5 чел. на 1000 чел. населения, в Москве – 92,5, в Санкт-Петербурге – 150,7.

Аналогичные показатели в индустриально развитых странах в равной степени не отличаются благополучием. На этом фоне традиционно употребляемый для оценки качества жизни – показатель средней продолжительности жизни – в действительности качество жизни не отражает. Этой цели более адекватно соответствует показательпродолжительности здоровой жизни. Но он-то как раз может свидетельствовать об ухудшении качества жизни.

Подводя итог сложившейся в мире ситуации, основоположник глобальной экологии академик РАН К.Я. Кондратьев сделал неутешительное заключение: «…Возникшая и осознанная в конце двадцатого века «гроза над биосферой» поставила перед цивилизованным миром проблему выживаемости вида Homo Sapiens, а, следовательно проблему ответственного отношения к природе» («Глобальные изменения окружающей среды: Экоинформатика», СПб, 2002 г., стр. 87)

Показательно, что в последнее время в нашей стране наблюдается рост количества постановлений, указов, высказываний первых лиц государства, свидетельствующих об озабоченности состоянием окружающей среды. В одном из недавних выступлений В.В. Путин образно говорил о необходимости прибраться в стране. Отвечая на вопрос гл. редактора газеты «Общество и Экология» на пресс-конференции по итогам саммита G-20 в Санкт-Петербурге 06.09.2013 г. президент дал достойный по форме и концептуальный по существу ответ, подтвердив необходимость особого внимания к вопросам обеспечения экологической безопасности.

Законы природы объективны, т.е. не зависят от того, признаем мы их или нет, и неумолимы. И у нас есть только один способ избежать биологической деградации: признать приоритет законов природы над нашими нынешними конъюнктурными ценностями и как можно быстрее привести наши действия в соответствие с законами биосферы. В точной формулировке академика К.Я. Кондратьева это выглядит так: «…Необходима фокусировка внимания на негативных экологических и социально-экономических изменениях, чтобы экологическое знание внедрялось в практику, т.е. оно должно быть доведено до степени конструктивных приложений в виде понятных технологий, обеспечивающих высокое качество принятия решений в области природоохранной деятельности» (там же, стр. 88). Отсюда следует вывод, по сути, императив:«Человечество должно научиться с уважением относиться к естественной биоте, являющейся несравненно более совершенной, чем созданная людьми цивилизация, которая, однако, уже сейчас может полностью уничтожить биосферу» («Экодинамика и геополитика», СПб, 2002 г., т.1, стр. 142).

К этому можно лишь добавить, что процесс уничтожения биосферы развивается на наших глазах с ускорением. Но самое опасное в этом процессе то, что в общественном сознании до сих пор отсутствует понимание одного из важнейших законов функционирования экосистем – принципа необратимости. Он означает, что если будет пройден порог устойчивости экосистемы планеты, — а ее обеспечивает биосфера Земли, — ничто не сможет вернуть ее в прежнее, столь привычное и необходимое нам, состояние. При этом, в силу невообразимой, как сам создатель, сложности биосферной экосистемы, точку невозврата невозможно рассчитать. И это означает, что если тренд деградации явно превышает наши компенсирующие усилия, – и мы тому свидетели, – мы должны как можно быстрее начинать предметную работу по остановке тренда загрязнения и перевода его на траекторию снижения. Что же мы можем сделать, и с чего нужно начинать?

Безусловно, первоочередной задачей является признание факта возрастающей деградации биосферы, включая нас самих. Без этого, и мы это видим, не формируется достаточная общественно-государственая энергия для серьезных, — по критерию результативности, — действий. Необходимо актуализировать накопленный информационный материал, — которого более чем достаточно, — то есть запустить его в общественный оборот, а не продолжать дозировать и камуфлировать, даже из благих намерений. Имеющихся статистических, экономических, демографических данных и расчетно-методического инструментария более чем достаточно для того, чтобы просчитать наиболее вероятный прогноз: экономический эффект от улучшения хотя бы демографических показателей – заболеваемости, инвалидности, смертности, – значительно превысит затраченные материальные и организационные ресурсы, и приведет к росту качества жизни, что вполне соответствует рангу общенациональной цели.

Но для достижения таких результатов требуется снижение уровней загрязнения окружающей среды. В городах, особенно в мегаполисах, необходимо сосредоточиться на снижении негативного антропогенного воздействия на атмосферный воздух до достижения безопасных уровней загрязнения опасными веществами по всему перечню мониторинга – и это вполне достижимый результат. В этом направлении необходимо осуществить следующее:

— разработка, принятие и реализация программы по ликвидации источников наиболее опасных выбросов и сокращению выбросов от массовых источников (в первую очередь, автотранспорта). Понятно, что такие меры, как снижение плотности движения в центральных районах городов за счет ограничения движения индивидуального автотранспорта могут быть эффективно реализованы лишь при надлежащем уровне общественного осознания экологической угрозы, что является результатом актуализации информации о состоянии окружающей среды и здоровья населения; — ревизия намечаемых к реализации хозяйственно-экономических проектов по критериям их воздействия на состояние атмосферного воздуха. Отказ от реализации проектов, не обеспечивающих безопасный уровень выбросов. Объектами повышенного внимания, например, являются проекты строительства мусоросжигательных заводов, разнообразных установок, использующих технологии горения, химических производств; — поощрение широкого внедрения наилучших доступных технологий (НДТ), с приоритетной поддержкой НДТ, обеспечивающих экологически безопасные уровни выбросов в атмосферу.

Крайне тревожным в смысле экологических рисков является направление обращения с отходами. Имеющее место, в силу объективных исторических факторов, отставание отрасли – фактически ее отсутствие, — и необходимость быстрого принятия концептуальных решений, требуют серьезного анализа с целью выбора наиболее экологически безопасного технологического уклада в обращении со всеми отходами, и особенно с твердыми бытовыми (ТБО). Накопленный мировой опыт указывает в сторону ресурсоэффективного обращения с отходами. Фактически должна быть создана ресурсосберегающая отрасль промышленности, возвращающая отходы в виде вторичного сырья в производственный цикл. Здесь есть объективные предпосылки для успешного включения в этот процесс бизнеса – возможности роста экономической выгодности за счет увеличения полноты переработки отходов. Максимальный возврат (в идеале 100 %) отходов в производство может прекрасно как стимулировать бизнес – при снятии административных барьеров, — так и минимизировать платежи населения и свести к минимуму (в идеале к 0) экологический ущерб.

Огромной ареной взаимодействия экономических и экологических факторов является хозяйственно-экономическая деятельность. Потенциальные возможности вовлечения бизнеса в процесс снижения и устранения экологической опасности в этой сфере невозможно переоценить в силу следующего обстоятельства: растущая демографическая нагрузка на экономику сводит на нет усилия бизнеса и экономики в целом, направленные на развитие – темпы роста экологически обусловленной заболеваемости, инвалидности превышают темпы экономического роста.

Поэтому есть базовые объективные предпосылки для создания рынка экологически безопасной продукции (ЭБП) – продукции, создающей в процессе своего производства и потребления (жизненного цикла) минимально возможную нагрузку на окружающую среду. Спрос на такую продукцию в мире растет, первую очередь, в промышленно развитых странах. Так, количество производимой достоверно сертифицированной ЭБП в 2012 году составило в Германии 1210 видов (более 12000 наименований), в Японии – 54 вида (более 5000 наименований), в странах Скандинавии – 62 вида (более 6000 наим.), в Австралии – 38 видов (более 3800 наим.) по данным GEN – Всемирной ассоциации экомаркировки. В денежном выражении объем производимой и продаваемой ЭБП пока не слишком значителен, но вектор развития выражен отчетливо: мировой рынок экологичных товаров и услуг составляет 224 млрд. $ США и прогнозируется рост к 2015 году до 845 млрд. $ США. Количество видов европейской экопродукции за десятилетие 2000-2010 гг. возросло в 20 раз.

Развитие ассортимента ЭБП и роста количества должны в конечном итоге привести к возникновению эколого-экономически саморегулируемой экономики, в которой растущий спрос на ЭБП будет обеспечивать рост рентабельности ее производства и снижение нагрузки на окружающую среду. Инструменты для такого перехода уже существуют. Значительную роль в реализации такого сценария может сыграть экологически ответственный бизнес – предприниматели и компании, которые пришли к выводу о тупиковости ресурсоистощающего роста и необходимости гармонизации своего бизнеса с законами биосферы, как единственной перспективы выхода из развивающегося экологического кризиса. Это означает направление средств и усилий на внедрение ресурсо- и энергосберегающих технологий, минимизацию воздействий на окружающую среду, на мероприятия по формированию экологически ориентированного спроса и повышение экологической грамотности потребителей. Фактически мы уже живем в условиях развивающегося экологического кризиса, а мыслим и действуем еще по алгоритмам доэкологической эпохи. Ресурсом изменения наших поведенческих стереотипов являются:

– обеспечение доступности, достоверности и полноты информации о состоянии окружающей среды для всего населения; – развитие в общенациональную систему экологического воспитания и образования; – создание системы постоянного экологического просвещения с использованием всех средств массовой информации.

Результатом должно стать возникновение экологической культуры. И тестовым подтверждением ее появления будет массовое осознание простой истины: «В полностью искаженной биосфере ни за какие деньги не удастся купить естественные для человека условия существования» (академик К.Я. Кондратьев). Здоровая Биосфера – единственный ресурс человечества в обеспечении здорового настоящего и в видах на будущее.

С.М. Гордышевский
Председатель правления НП «Экологический союз»
Председатель Комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности СПП СПб

23.09.2013 г.